Новости

Нет программы с МВФ – выпускаем ГЦБ… Данные о деятельности коммерческих банков Молдовы на 31 марта 2021Николай БОРИССОВ: «Приобретение Moldindconbank-а – это лучшая покупка на молдавском рынке, хоть и самая рискованная»Игры в нефтяной пинг-понг Банковский 2020 год – пандемический, прибыльныйСтранный 2020 год: смирение, депрессия, бунт, принятие новой реальности«Голодные игры» валютного рынка Как приручить ликвидностьВячеслав ИОНИЦЭ: Правительство убило бизнес, но кокетничало с населениемМожно ли совместить заботу о здоровье нации и бюджетные доходы от вредной привычкиЛюди и бизнес: Естественный и неестественный отборАлександр БУРДЕЙНЫЙ: Быть этичным в бизнесе становится жизненно необходимымВалериу Лазэр: «Самая большая глупость сейчас — увольнять людей».Вернется ли Молдова к государственному регулированию цен на нефтепродукты?Марин ЧОБАНУ: Мы создаем возможности для развития бизнеса в Молдове, причем не только в свободно-экономических зонах.Молдова: стало удобнее вести бизнес?2019: три шага вперед, два шага назад.Пламен МИЛАНОВ: Благодаря игре в лотерею в Молдове за год появилось 13 миллионеровВиктор ШУМИЛО: В 2019 году продажа гибридных автомобилей превысила продажи машин на традиционном топливе. «Очарованный лес». Главные события 2018 годаГрузовики смогут быстрее пересекать молдавскую границуО «втором пришествии» и контроле над банковской системой Молдовы+ 20 стран в копилку стран с безвизовым въездом для граждан МолдовыПриватизация Air Moldova: 2000 vs 2018. Найти 10 отличий!Молдова стоит на местеГлава офиса USAID в Молдове Karen Hilliard: «Мы продвигаем идею о том, что виноделие и туристический рынок — это единое целое».Тайны молдавского валютного рынка - 201715 лет лизингового бизнеса в Молдове: через диверсификацию к расширениюМолдавский лей vs Геополитика. О чем говорит курс валюты про власть, бизнес и мировые процессыАлександр ШОРОХОВ: «Наши часы — это искусство на руке»10 лет с начала строительство терминалов Trans-Oil в порту Джурджулешты$200 млн. из кармана потребителя ради исполнения европейских директив?Кого защищает новая редакция закона о внутренней торговле?Рынок ГЦБ 2014-2016: Минфин подсчитывает убытки, инвесторы – доходыКоснется каждого, и мало не покажетсяОсторожная попытка прохождения мертвой зоныРынок ГКО: Минфин гонится за деньгами, инвесторы – за доходностью. И тем, и другим надо быть готовыми ко всему.Молдова заняла 105-е место среди 139 стран в глобальном рейтинге креативности.Деньги, которые можно мыть…Феникс с арабским капиталомОсновные макроэкономические показатели МолдовыЕжедневно: Курсы обмена валют во всех коммерческих банках МолдовыЕжедневно: Цены на АЗС

«Голодные игры» валютного рынка

«Голодные игры» валютного рынка

Комментарий агентства InfoMarket
 
«Не повезло». Можно ли так охарактеризовать ситуацию на валютном рынке Молдовы в целом и падающий курс лея к евро в частности? Специалисты знают, что курс молдавской валюты привязан к доллару США: когда укрепляется доллар, например, к евро, укрепляется и лей, и наоборот. Поэтому важно смотреть на динамику пары USD-EUR.
 
Год начинался с достаточно стабильного курса в 1,11 доллара за 1 евро. В марте на фоне карантина доллар резко, но временно, сдал свои позиции (1,15) и, присев немного весной, уже с середины лета начал уверенное падение — в конце июля соотношение курса составило 1,18. И в первых числах декабря в течение дня пробивал отметку в 1,2.
 
О причинах волатильности пары USD-EUR пишут все мировые СМИ, называя причинами все что угодно: от президентских выборов в США, запуска печатных станков в период пандемии и стремительными новостями вокруг распространения COVID-19 до начавшейся борьбы за мировую гегемонию на самом востребованном на сегодняшний день мировом рынке — рынке вакцины от нового коронавируса: чья вакцина займет доминирующую позицию, тот и будет «править бал».
 
Нам ближе местный рынок. Начавшееся укрепление евро на мировых рынках летом в Молдове не ощущалось: в этот период по какой-то причине лей укреплялся «одновременно» с евро. То есть на фоне девальвации доллара (в паре с евро) молдавский лей по отношению к доллару укреплялся, поэтому мы видели снижение курса ниже отметки в 17 леев за $1 при кажущейся стабильности лея по отношению евро (19,5-20 леев).
 
Сравним визуально два графика за последние 12 месяцев.

 
Динамика курса USD vs EURO
(декабрь 2019-ноябрь 2020)

 
 
 
Динамика курса MDL vs EURO vs USD
(декабрь 2019-ноябрь 2020)
 
 
За год евро укрепился к доллару почти на 10%. А на графике динамики лея к доллару и евро — четко видно расхождение линий. С середины мая лей укреплялся по отношению к доллару США — вплоть второй половины сентября. Так же как и на мировых рынках к доллару укреплялся и евро. То есть мировые тенденции укрепления евро на нашем рынке никак не отразились.
 
На психологию участников молдавского рынка не сильно оказывают влияние тенденции, которые происходят на международных рынках. Тем не менее, Нацбанк на ситуацию на валютном рынке имел прямое влияние через свои интервенции.
 
Быть может, это совпадение, но курс лея вернулся к отметке 17 после только второго тура выборов – 20 ноября. И с тех пор молдавская валюта продолжает девальвироваться. В целом же курс лея к доллару в начале декабря соответствует ситуации начала года.
 
Есть, пожалуй, более весомые причины, по которым НБМ влиял на динамику курса лея — интервенции центробанка на валютном рынке. В марте (когда начался карантин) он продал $114,5 млн, в апреле – $55,92 млн. Средний курс в марте составлял 17,72 лея за $1; в апреле — 18,15 лея за $1. То есть в марте Нацбанк за продажу валюты выручил чуть более 2 млрд леев; в апреле — чуть более 1 млрд; всего — более 3 млрд леев.
 
*ВАЖНО: Точные расчеты возможны при наличии данных по дням валютных интервенций. Поскольку отчетность публикуется помесячно, InfoMarket использовал среднемесячный курс MDL к USD, чтобы отразить ситуацию в сопоставимых для сравнения рамках
 
В том же апреле НБМ приобрел на рынке $1 млн, и дальше — только приобретал, причем, в июле и октябре — весьма крупные объемы.
 
2020 Тыс. USD Средний курс
MDL/USD
Тыс. MDL
Покупка Продажа Покупка Продажа
January          
February          
March   114500,0 17,7209   2029043,0
April 1000,0 55920,0 18,1541 18154,1 1015177,0
May 25000,0   17,8046 445115,0  
June 22000,0   17,3265 381183,0  
July 48000,0   17,0818 819926,0  
August 28000,0   16,6511 466231,0  
September 29600,0   16,6735 493536,0  
October 68864,4   16,9836 1169565,0  
TOTAL 222464,4 170420,0   3793710,0 3044220,0
 
 
В марте и апреле НБМ продал $170,42 млн по среднему курсу за два месяца 17,94 лея за $1. А в июле-октябре приобрел доллары по более низкому курсу — за эти 4 мес. его среднее значение составило 16,848 лея за $1. Хотя скупка валюты Нацбанком началась после апреля, на фоне укрепления лея, который достиг лучшей в своей ревальвации отметки в августе — 16,5477 (12.02.2020).
 
И если взять только объем, который он продал весной и выкупил летом-осенью ($170,42 млн), то только на курсовой разнице регулятор заработал не менее 186 млн леев или $11 млн. Точные цифры можно будет увидеть у Нацбанка, когда он опубликует свой отчет по итогам деятельности в 2020 году.
 
Всего же за 10 месяцев 2020 года (фактически за 7 месяцев,  с апреля по октябрь) НБМ приобрел на рынке $222,5 млн на волне ревальвации лея. Так что реальная прибыль от инвестиционной деятельности регулятора по итогам года будет выше. Наступил декабрь, а данные по ноябрю еще не опубликованы.
 
Есть более глубокие причины действий Нацбанка. В марте страна вошла в карантин, и чтобы избежать давления возможной паники на валютный рынок, НБМ насытил его валютой, сделав упреждающий ход. Тем самым регулятор не позволил спекуляции на курсе лея на фоне пандемической паники и абсорбировал излишек леевой массы. В последующие месяцы НБМ понемногу возвращал леи на рынок, для которых, на фоне укрепления лея, у инвесторов был один путь — направлять их на покупку государственных ценных бумаг (ГЦБ). При этом действия регулятора весьма осторожны, возвращая леи на рынок, необходимо обеспечить спрос на ГЦБ, чтобы Минфину не пришлось повышать ставки по бумагам.
 
В октябре ситуация меняется. Скупая в этом месяце почти $69 млн, НБМ дал сигнал всем участникам к разгону курса: уже в третьей декаде месяца курс снова перевалил за рубеж 17 леев за $1 и продолжает девальвироваться. Чтобы понять, чего нам ожидать в ближайший месяц, напомним, что к концу декабря курс лея всегда укрепляется — люди продают валюту перед праздничными затратами.
 
В пояснительной записке к закону о бюджете на будущий, 2021 год, отмечено, что на конец 2020 года курс, предположительно, составит 17,40 леев за $1. А поскольку в последнюю декаду декабря курс традиционно укрепляется, то, скорее всего к середине месяца он будет разогнан выше этой цифры, чтобы к 31 декабря вписаться в объявленный прогноз. В том же прогнозе сказано, что средний курс доллара за весь 2020 год составит 17,34 лея. И этот показатель уже достигнут — за 10 мес. средний курс составил 17,33 лея за $1. Прогноз на декабрь — очевиден. Ну а курс лея к евро будет зависеть от мировых рынков.
 
Нельзя не сказать и об инфляции. Поддержание ее уровня в рамках заданного коридора является основной целью НБМ. Наш коридор — 5% плюс минус 1,5 процентных пункта, то есть инфляция должна быть между 3,5% и 6,5% годовых. Однако в этом году на фоне пандемии все страны фиксируют дефляционные процессы, и уже в августе в Молдове годовая инфляция «вывалилась» за коридор, составив 3,45% годовых. В октябре (за 12 мес) — уже 1,56% годовых. Нацбанк прогнозирует прохождение дна в I квартале 2021 года, а выход на минимальный диапазон в 3,5% годовых - через год, в I квартале 2022 года. Но это не значит, что он не будет раскачивать инфляцию — в том числе и через валютный курс.
 
Похожую ситуацию мы уже наблюдали в 2012-2013 годах, когда НБМ, после 8-месячного отсутствия на валютном рынке, стал скупать валюту, тем самым стимулируя инфляционные процессы. Но тогда ситуация несколько вышла из-под контроля регулятора: к валютным играм активно подключились и другие участники рынка. Нацбанку тогда  пришлось пригрозить административными санкциями тем, кто открыто занимается валютными спекуляциями.
 
Несмотря на схожесть с ситуацией 8-летней давности, в этом году есть своя специфика. В марте-апреле 2020 г. НБМ резко изъял с рынка более 3 млрд леев (продавая валюту), затем постепенно выдавал леи (скупая валюту) на рынок порциями. Эти средства, как было сказано выше, «предназначены» для Минфина, размещающего ГЦБ для покрытия дефицита бюджета.
 
В этом году из-за пандемии и огромного дефицита бюджета, объявленного на уровне 16 млрд леев, правительство решило 6 млрд леев погасить за счет первичного размещения ГЦБ. Уже по итогам 10 мес. 2020 года этот источник принес бюджету более 5 млрд  леев. И спрос на бумаги есть, несмотря на не очень высокие ставки доходности.
 
Дефляционные процессы на фоне пандемии снизили уровень инфляции до 1,56% годовых (и будет ниже). Это повлияло на снижение Нацбанком базисной ставки — до беспрецедентных 2,56% годовых. А от базисной зависит доходность по ГЦБ — государству важно, привлекая опять же беспрецедентные 6 млрд леев через продажу госбумаг, купить по минимально возможной ставке.
 
В одном из недавних интервью на телевидении премьер-министр Ион Кику сказал, что из заложенного дефицита в 16 млрд леев реально можно будет остановиться на 10 млрд леев. Более половины будет покрыто за счет продажи ГЦБ, остальное — за счет внешних источников финансирования. Кстати, начало повышения курса лея совпало с полученным первым траншем от Евросоюза в 50 млн евро. Только на курсе лея Минфин, кажется, «заработал» для бюджета почти 30 млн леев. Напомним, ЕС предоставляет помощь в размере 100 млн евро двумя равными траншами. А Минфин сообщил, что получил 51,62 млн евро. Разница в 1,62 млн евро на сумме в 50 млн евро — это всего лишь 0,3 лея на 1 евро в курсовой разнице. Но это лишь предположение.
 
Тема инфляции и рынка ГЦБ требует отдельного внимания, особенно в канун 2021 года. И мы вернемся к ним в ближайшее время. Хотя анализ по текущей ситуации уже тянет как минимум на брошюру. //03.12.2020 – InfoMarket.

Новости по теме